Биомаркеры психических расстройствБиомаркеры психических расстройств: время пришло

Hagop Akiskal, Мэриленд | 8 Ноября 2011 г.

Разработка лабораторных биомаркеров для основных психических расстройств началась с Эмиля Крепелина, которого называют "отцом современной биомедицинской психиатрии".

Крепелин попросил, чтобы его студент, Алоисиус "Алоис" Альцгеймер исследовал и описал мозговую патологию при шизофрении; Альцгеймер также обнаружил болезнь, которая теперь носит его имя.

До недавнего времени точный диагноз болезни Альцгеймера или атеросклеротической деменции требовал посмертной экспертизы. Я вижу, что сейчас найдены новые методы, которые могли бы помочь диагностировать болезнь даже на ее ранней преклинической стадии; это могло бы служить лакмусовой бумажкой эффективности существующих схем лечения; и это может привести к открытию более эффективных методов лечения, которые будут способны остановить развитие болезни. Еще неизвестно, какое влияние это исследование окажет на клиническую практику, но подобные процедуры могут потенциально служить моделью для исследования других психических нарушений.

Несмотря на активный поиск биомаркеров для так называемых функциональных психических расстройств, в течение последних 100 лет ничего определенного так и не было открыто. Несколько лет назад много говорили о биологических тестах в области аффективных нарушений. О расширении надпочечников, если болезнь Кушинга была исключена, сообщали как об относительно точном индикаторе тоскливой депрессии. В том же ключе тест подавления дексаметазоном (Информация по лекарственному средству дексаметазон), как полагали, обладал приемлемой чувствительностью и специфичностью для диагностики меланхолии, а не депрессии вообще. О задержках между периодами быстрых движений глаз во время сна сообщали, как о полезном маркере для определения более широкого спектра депрессивных расстройств, включая дистимию.

Эти открытия в свое время оказались настолько новаторскими, что их разработчики, включая Athanasios Zis, MD, Charles Nemeroff, MD, PhD, Bernard Carroll, MD, David J. Kupfer, MD,  и меня, получили главные национальные и международные призы за нашу работу над этими биологическими маркерами. Большинство из тех работ было рассмотрено на слушаниях Международного Симпозиума по Неврологии  в 1975 в университете Теннесси, Мемфис. Насколько я знаю, ни один из этих тестов теперь не используется в повседневной практике. Просто имеющиеся данных по специфичности и чувствительности этих лабораторных маркеров недостаточны.

Возможно, более важная причина того, почему биомаркеры для определения психических расстройств не нашли своего места в психиатрии в том, что в свое время прозвучали сверхкритические опровержения подобного подхода в психиатрии вообще. Такая критика не полностью необоснованна, диагностические объекты в психиатрии - синдромальны, почти никогда не диагностируется болезнь сразу и целиком. С появлением возможности фенотипического картирования того или иного человка, скоро появится возможность обнаруживать генетическую предрасположенность к основным психическим заболеваниям, таким как биполярное аффективное расстройство, над исследованием которого работает наша группа в университете Калифорнии в Сан-Диего.

Я лично не знаком с Профессором Сэбайн Бэн, MD, доктором философии, MRCPsych (Sabine Bahn, MD, PhD, MRCPsych),  директором и соучредителем Psynova Neurotech Ltd, создатель VeriPsych (лабораторного теста, подтверждающего диагноз недавно развившейся шизофрении путем анализа проб крови - прим. перев.). (Работа доктора Бэн обсуждается в августовском номере Psychiatric Times), я испытываю большое уважение к  Molecular Psychiatry, где было опубликовано исследование, проводимое командой доктора Бэн. Я не могу прокомментировать специфические особенности данных, полученных доктором Бэн. Однако, я действительно согласен, что такая работа представляет важный шаг в правильном направлении.

Поиск лабораторных тестов концептуально восходит еще к Гиппократу. В более свежей истории - к высказанной в 19 столетии Вильгельмом Гризингером мысли, что “психические болезни - это болезни мозга”. В недавнем прошлом - к “Декаде мозга”, обозначенной NIMH (The National Institute of Mental Health) (1990-99 гг), которая началась во время пребывания Льюиса Л. Джадда, MD, на должности руководителя. Теперь, в частности, важно узнать, как проявят себя те или иные, предложенные в качестве диагностикумов, лабораторные тесты  в клинически неоднозначных условиях - таких как сочетание шизофренических и биполярных расстройств, а также у больных на ранних стадиях нарушений; и сравнить данные с результатами для пациентов в пределах спектра шизофрении и в пределах биполярного аффективного расстройства. Лабораторное подтверждение для пациента с классической клинической картиной менее неотложно чем для тех пациентов, диагноз которых сомнителен.

Считаю важным указать, что шизофренические и биполярные расстройства - фенотипически и наследственно гетерогенны; и что депрессивные нарушения являются еще более гетерогенными. Развитие биологических тестов применительно к основным психическим расстройствам могло бы оказать фундаментальное влияние в отношении прогноза терапевтической реакции на те или иные методы терапевтического, фармацевтического или психотерапевтического воздействия..

Биомаркеры для определения психических расстройств - область исследований, время которой настало. Воспроизводимость, надежность, специфичность, и релевантность для тех или иных стадий и подтипов шизофренических, биполярных, и депрессивных расстройств представляют собой огромное поле деятельности, где необходимо вести обширные дальнейшие исследования. Оптимисты говорят: "в течение нескольких лет", пессимисты называют срок в десять лет и более. Тем не менее, история развития психиатрии учит нас, что главный прорыв может случиться любой день. Пациенты с психическим заболеванием и их семьи ждали слишком долго.

 


Доктор Акискэл - Профессор Психиатрии и Директор Международного Центра изучения проблем настроения в университете Калифорнии в Сан-Диего. С 1996г.  он был Главным редактором Журнала Аффективных Расстройств. Он получил Золотую медаль за беспрецедентные исследования (Общество Биологической Психиатрии), Приз Анны Моники Герман за исследование депрессии, Приз NARSAD за исследование аффективных нарушений, и Приз Жана Деля за международное совместное исследование (Мировая Психиатрическая Ассоциация), совместно с другими исследователями.

 

Источник: psychiatrictimes.com